Невиновные «мошенники»

Нередко сотрудники следственных подразделений, основываясь только на оперативной информации и недостаточных доказательствах, принимают поспешные решения о необходимости предъявления обвинения лицам, первоначально заподозренным в совершении преступления, и о необходимости избрания в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу. Вследствие подобного обвинения, предъявленного с нарушением ст. 171 УПК РФ люди вынуждены месяцами проводить в следственном изоляторе в ожидании того, каким образом разрешится уголовное дело. Из-за этого необоснованно ограничиваются права граждан, страдают интересы потерпевших от преступлений, интересы общества и государства, авторитет правоохранительных органов. Принимая «арестантское» дело к производству большинство адвокатов знает, что осуществление защиты по таким делам отягощено тем, что следователь попытается любой ценой направить дело в суд и добиться обвинительного приговора – иначе государству придется выплачивать денежные средства необоснованно арестованному лицу, а сам следователь может быть наказан за поспешно принятое решение об аресте.

По одному из уголовных дел оперативными сотрудниками были добыты сведения о якобы имеющейся причастности Григорьева и Булкина (эти и другие фамилии изменены) к совершению мошенничества: якобы эти лица, с использованием изготовленных ими платежных поручений о якобы произведенной оплате, получили на одном из предприятий 400 оцинкованных листов металла на сумму 194 000 рублей, вывезли его в другой город, а затем реализовали Давлетову. После задержания они были опознаны сотрудниками предприятия: Григорьев был опознан Грязевым, а Булкин – Исмагиловой. Кроме того, Давлетов, показал, что недавно приобрел металл у незнакомого лица, с тем же именем что и подозреваемый Григорьев, а автомашина, привозившая ему металл, была похожа на ту автомашину, которая по данным следствия вывезла похищенный металл с предприятия. Григорьев и Булкин вину не признали и показали, что никакого отношения к совершению хищения они не имеют, однако следователь предъявила им обвинение и приняла решение о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Суд, в свою очередь это ходатайство следователя удовлетворил.

После беседы с уже находившимися под стражей Григорьевым и Булкиным и изучения протоколов предъявления для опознания, допросов и очных ставок, вступившие в дело адвокаты пришли к выводу о том, что причастность обвиняемых к совершению мошеннических действий не подтверждена достаточными доказательствами. Апелляционная жалоба адвоката на постановление суда об аресте Булкина была удовлетворена, поскольку он ранее не судим, и обвинялся в преступлении средней тяжести, вследствие чего Булкин был освобожден из-под стражи после 21 дня пребывания в следственном изоляторе. Григорьев, учитывая, что он не являлся гражданином РФ, был оставлен под стражей.

Учитывая, что бухгалтер Исмагилова в своих показаниях пояснила, что Булкин, при ней расписывался в документах, впоследствии изъятых и приобщенных к материалам уголовного дела, была назначена почерковедческая экспертиза на предмет того, могла ли подпись в этих документах быть выполнена Григорьевым или Булкиным, однако  экспертом было дано заключение, что подпись в документах была выполнена не обвиняемыми, а другими лицами.

При проведении опознания Григорьева свидетелем Исмагиловой, она, несмотря на то, что опознание было проведено с явным нарушением требований УПК РФ, что было отмечено адвокатом в протоколе опознания (статисты отличались от Григорьева по национальности, возрасту, внешним данным), лишь предположительно указала на Григорьева как на лицо, совершившее хищение металла. При проведении обыска в месте жительства и работы Григорьева и Булкина каких-либо предметов, свидетельствующих о причастности их к совершенному преступлению обнаружено не было. По ходатайству адвокатов были допрошены родственники и иные лица, подтверждающие алиби Григорьева и Булкина. Кроме того, адвокатами неоднократно заявлялись ходатайства об установлении тождества автомобиля, на которым был вывезен металл, о проведении опознания и очных ставок между Григорьевым, Булкиным и свидетелем Давлетовым, установлении местонахождения металла приобретенного Давлетовым и сопоставлении его с похищенным металлом и ряд других ходатайств. Однако ходатайства адвокатов следователем удовлетворены не были, т.к. по ее мнению доказательств виновности следствием было собрано достаточно. Вместе с этим следователь неоднократно обращалась к Григорьеву с предложением признать свою вину в совершенном преступлении мотивируя это тем, что он все равно уже под стражей и его никто не выпустит. Кроме того, адвокатам стало известно, о том, что следователем были предприняты попытки сокрыть заключение эксперта о том, что подписи на документах были выполнены не Булкиным. В ответ на данные действия следователя адвокатами было подано заявление о привлечении ее к уголовной ответственности.

Несмотря на очевидную недосказанность вины Григорьева и Булкина и обоснованное и мотивированное ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении них, следователь направила уголовное дело прокурору для утверждения обвинительного заключения, однако доводы, изложенные стороной защиты возымели действие и уголовное дело было возвращено для производства дополнительного расследования, которое было поручено другому следователю. Впоследствии уголовное преследование Григорьева и Булкина было прекращено в связи с их непричастностью к совершению преступления. Григорьев был освобожден из-под стражи через 4 месяца после ареста.

Опуская более подробные детали рассказанной выше истории, отметим, что впоследствии по представлению прокуратуры к следователю, первоначально расследовавшему данное уголовное дело были применены строгие меры дисциплинарного воздействия.

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять