Право на уважение окончательных судебных решений

Право на уважение окончательных судебных решений (принцип правовой определенности) означает, что такие решения не должны ставиться под сомнение, а тем более отменяться. Хотя отмена такого решения и может быть оправдана в целях исправления фундаментального дефекта и, таким образом, совместима с Конвенцией, национальные суды должны убедительно показать, что при этом был соблюден баланс между частными и публичными интересами. Неправильная оценка фактов дела судом либо ошибочное применение права сами по себе, по мнению Суда, не оправдывают отмену окончательных судебных решений. Европейский Суд вынес уже около двухсот постановлений по российским делам, в которых установил нарушение данного права. 

Львиная доля нарушений стала результатом отмены вступивших в законную силу судебных решений в порядке судебного надзора. Что касается гражданского процесса, то нарушения были установлены в отношении процедуры надзора, которая действовала по ГПК РСФСР (см., например, Ryabykh v. Russia, no. 52854/99, §§ 51-58, 24.07.2003) и ГПК РФ в первоначальной редакции (см., например, Borshchevskiy v. Russia, no. 14853/03, §§ 45-50, 21.09.2006). Европейский Суд еще не высказался о соответствии Конвенции процедуры судебного надзора, действовавшего в редакции Федерального закона от 04.12.2007 № 330-ФЗ, а также нового кассационного и надзорного производства, введенного Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ. Вместе с тем, соответствующие жалобы были направлены российским властям для комментариев (см., например, Zhirkova and Others v. Russia, no. 16203/13; Ryabkin and Others v. Russia, nos. 52166/08 et al.). Что касается арбитражного процесса, то нарушения были установлены только в двух делах в отношении отмены судебных решений в порядке надзора по АПК РФ 1995 г. (Arshinchikova v. Russia, no. 73043/01, §§ 33-37, 29.03.2007; Sutyazhnik v. Russia, no. 8269/02, §§ 27-39, 23.07.2009). Отмена судебных решений в порядке надзора по АПК РФ 2002 г. (в первоначальной редакции) была признана Судом совместимой с принципом правовой определенности (OOO Link Oil SPB v. Russia (dec.), no. 42600/05, 25.06.2009). Новая процедура производства по пересмотру судебных актов в порядке надзора, введенная в АПК РФ Федеральным законом от 28.06.2014 № 186-ФЗ, также еще не стала предметом оценки Европейского Суда.

Другой распространенной проблемой является отмена вступивших в законную силу судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Европейский Суд отметил, что данный институт сам по себе не противоречит Конвенции. Однако только существенные и действительно вновь открывшиеся обстоятельства (т.е. обстоятельства, существовавшие на момент вынесения судебного решения и, в силу объективных причин, неизвестные суду и соответствующей стороне спора) могут оправдать отмену судебного решения по этому основанию. К таким основаниями не относится иное толкование законодательства, данное, например, Верховным Судом РФ или федеральным органом исполнительной власти, причем как существующее на момент вынесения судебного решения, так и данное позднее, а также „недостоверность доказательств“, на которых основывалось вступившее в законную силу судебное решение (см., например, Pravednaya v. Russia, no. 69529/01, §§ 27‑34, 18.11.2004; Levochkina v. Russia, no. 944/02, §§ 34–43, 05.07.2007; Tetsen v. Russia, no. 11589/04, §§ 23-25, 03.04.2008; Ryabov and 151 other “Privileged pensioners” cases v. Russia, nos. 4563/07 et al., §§ 13–15, 17.12.2009; Baturlova v. Russia, no. 33188/08, §§ 45-50, 19.04.2011). Отмена в нарушение принципа правовой определенности судебного решения, послужившего основанием для принятия другого судебного решения, не может служить новым обстоятельством по смыслу п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, которое бы оправдывало пересмотр последнего решения, вступившего в законную силу (см. Naydenkov v. Russia, no. 43282/02, §§ 37-38, 07.06.2007). Следует отметить, что в отношении других новых обстоятельств, служащих основаниями для пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу (ст. 392 ГПК РФ, ст. 311 АПК РФ), практика Суда отсутствует.

Наконец, в двух делах нарушение принципа правовой определенности было установлено Судом в других процедурах. В одном деле нарушение было результатом необоснованного восстановления ответчику срока для обжалования в суд второй инстанции вступившего в законную силу судебного решения суда первой инстанции (Bezrukovy v. Russia, no. 34616/02, §§ 33-44, 10.05.2012). В другом деле российские суды необоснованно прекратили исполнительное производство по судебному решению, вынесенному в пользу заявителя (Margushin v. Russia, no. 11989/03, §§ 31-37, 01.04.2010).

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять